Ana səhifə Repressiya Qurbanları Qurultayların materialları Nəşrlər Fotoalbom

ТЕЮБ ГУРБАН
ВТОРАЯ ЖИЗНЬ
Пьеса в стихах


МАМЕД ИСМАИЛ
БАЯТ
Повесть


ЗЕЙНАБ АСЛАН


МАИРА АБДУЛЛА
РОМАНЫ-ОТКРОВЕНИЯ МИР ДЖАЛАЛА


НАТИГ РАСУЛЗАДЕ
ЧИТАЮЩИЙ МЫСЛИ
Р а с с к а з


ЗАУР МЕХТИЕВ
S
АЛЕКСАНДР РОДИОНОВ


ДЖАФИЛ
ОТЧЁТ О НЕСОСТОЯВШЕЙСЯ КОНФЕРЕНЦИИ,
ИЛИ БРЭЙНСТОРМИНГ ОТ ТЕСЛА
Повесть


ФИКРЕТ АХМЕДЗАДЕ
ТЕРРА АФРИКА


ГАШАМ НАДЖАФЗАДЕ


ЭЛЬЧИН
ВРЕМЯ И СЛОВО
(Литературные раздумья)


ДРАМА
 

ТЕЮБ ГУРБАН
ВТОРАЯ ЖИЗНЬ
Пьеса в стихах


 

                                                                           Светлой памяти Гаджи Зейналабдина Тагиева

КАРТИНА 1

Свет на сцене постепенно убывает и гаснет. Доносится Голос, выражающий как бы размышления автора о предназначении и смысле человеческой жизни.
В финале пьесы этот голос прозвучат вновь.

Кто знает судьбу свою: как она сложится?
Чье имя останется, чье имя забудется?
Кто знает, чьи слезы по ком не избудутся?
Чья жизнь дольше жизни
прожитой продолжится?..

КАРТИНА 2

Гаджи озабоченно прохаживается по сцене. К нему радостно подбегает один из его друзей, поздравляет с удачей.

Друг
Гаджи, поздравляю! С тебя муштулуг1!
Нефть из колодца шарахнула вдруг!
Нас одарило подземное царство!
Нам привалило такое богатство!

Гаджи на радостях достает пачку денег и протягивает другу.
Гаджи
Мир вдруг расцвел! Преобразился всюду,
Благоуханным предстает мой край –
Событье это равнозначно чуду!
И мы с тобой попали будто в рай!

Друг
Аллах сподобил милостью, скажи,
За праведность, за доброту, Гаджи,
И птицу счастья ниспослал тебе,
За благо благом Он воздал тебе!
Но упаси тебя от обольщений славы,
Твори добро и чести чти уставы.
Будь совестью и гласом бедноты,
Радей о ней, верши свои труды.
Друг Гаджи уходит. На промысловой площадке работают тартальщики. Гаджи Зейналабдин издали глядит на них. К Гаджи подходит молодой гочи1 по имени Хандадаш.

Хандадаш
Скажи, Гаджи, кто недруг твой и враг,
Разделаю его я в пух и прах!

Гаджи (улыбаясь)
Врагов не знаю, другов не считаю...

Хандадаш
Бывает друг, чуть что – и хата с краю…
Чем Хандадаш тебе бы услужил?
Мошну пустую чем бы подкрепил?..

Гаджи протягивает ему деньги.

Гаджи
Иди на промысел, трудись при мне,
Забот не будет больше о мошне…

Хандадаш
По мне, вот эти вышки – темный лес,
Ни в зуб ногой… В колодцы я не лез…

Гаджи
Работу дам по сердцу, по нутру.
Управишься! Я дело говорю!
Полно народу всякого в Баку.
Все ищут-свищут хлеба и деньгу.
Здоровых, бодрых приведи ко мне,
Сойдемся в уговоре и цене.
Калекам и недужным сообщи:
Берет на попеченье их Гаджи.
Пусть бросят побираться на дорогах,
И на господских шею гнуть порогах!
Согласен?

Хандадаш
Что не … Согласен, благодетель.
Ты бы насчет деньжат ответил…

Гаджи
За день – по гривеннику.

Хандадаш
Правда, Гаджи? Приду… Итак, до завтра.

Гаджи
А внука дядиного впредь
Не трогай, вот тебе совет.
Ему и так постыл весь свет.

Гочи покидает сцену.

Дельцы, политиканы, фармазоны
Народ до ручки довели давно,
И тешатся в гаремах, в казино,
И ставят на кон тыщи, миллионы…
Хочу помочь, тягаясь с пошлым веком,
Остаться человеку человеком.

В это время по сцене проходят женщины в чадре.

У них у всех печальная судьба,
Жена иль мать – затворница, раба.
Вот так… за тучей прячется луна.
Чадра ль тому причина и вина?

Да пусть в чадре к учебе причастятся,
С домашним вечным пленом распростятся…
Нет фабрики... да это трудно, что ли?
Народа благо – в лучшей женской доле…

Погрузился в раздумье.

Станки из-за границы завезу.
А вот смогу ли убедить царя?
Но гласным в Думу избран я не зря.

КАРТИНА 3
Контора. Заходит мужчина, прибывший из Ардебиля.

Ардебилец
Я – ардебилец, твой слуга, Гаджи…

Припав на колени, хочет поцеловать подол сюртука Гаджи, но тот удерживает его жестом.

Гаджи
Вставай, киши. Ты лучше расскажи
В каких делах умеюч и мастак.
Женат иль холостяк?

Ардебилец
Я – кожемяка… Семья, господин, –
Одиннадцать дочурок, сын один.
Пришел с надеждой под твое крыло…

Гаджи
Отправься в Зых и обойди село,
Там есть жилье. Где любо – поселись.

Всматриваясь вдаль.

Дарю тебе. С условием: вернись
На родину, и всей семьей – сюда.
Работу здесь отыщем, не беда.
Да, Ардебиль… для нас не чуждый край,
И мы один народ, не забывай.
Ардебилец, растроганный и благодарный, уходит. Появляется ашуг с сазом, кланяется.

Ашуг
Я ашуг, пришел к вам с сазом,
С Алескера1 вещим сказом.

(Прижав саз к груди, начинает петь на слова ашуга Алескера)

Кто ревнитель своей чести,
Тот игидом прослывет,
С другом до самой до смерти
Ложь не пустит в оборот,
Голову, что ради друга
На закланье не пойдет,
Можно заменить арбузом, –
Ничего не прогадать!

Гаджи смеется. Затем, поднявшись с места, приближается к ашугу.

Гаджи
Мугам и тар душе отрадой служат.
Но и не прочь ашуга я послушать…
А чем тебе, ашуг, я порадею?

Ашуг
Гаджи, так я садовничать умею…

Гаджи
Я сам справляюсь с садом-то моим.
Займись, ашуг, занятием другим,
Выхаживай маслиновую рощу,
Пускай и саз твою облегчит ношу…

Ашуг
Согласен я… Нас кормит всех земля…
А как насчет пристанища, жилья?

Гаджи
Построим дом… Чего нам прибедняться?..
С расходами дела я утрясу…

После короткой паузы.

А есть ли дети?

Ашуг
Мал мала… Пятнадцать…
Одни в Баку, другие же – в Ахсу…

Гаджи
усмехаясь, кладя руку ему на плечо

Всех привези, чтоб жить под общей крышей...
Коль урожай маслин взойдет достойный,
И если нас помилует Всевышний,
Открою я заводик маслобойный.

Ашуг (с удивлением)

Не думал, что маслины впрок идут...

Гаджи
Но их «зеленым золотом» зовут
В Европе. Будешь ты одет, обут…
Хоть саз ряди ты в струны золотые!
Даст сил Аллах в мои года седые,
Я старшего пострела твоего
Пошлю в Париж учиться. Каково?
Аллахом клянусь, коль я доживу,
До этого дня, то старшего сына, ашуг, твоего
Отправлю в Париж, на учебу, вестимо,
И обеспечу всем необходимым.


Ашуг
Ты бедноты воистину радетель,
Ты нации отец и благодетель!

Играя на сазе, ашуг удаляется. Заходит молодой инженер.

Инженер
Гаджи, учился я за рубежом,
Трудился инженером на чужбине,
Но поманил меня родимый дом,
И жгла тоска по родине огнем,
Хоть жил в достатке и приличном чине,
Вернулся я, поверь, не без причины.

Гаджи
Хвала и честь за ревность к очагу,
И я тебе за это помогу.
Садись, условимся же наперед.
Какой тебя устроил бы расчет?

Инженер (встает)
Червонец в месяц, в большем нет нужды.
Вполне достаточно мне за труды…

Гаджи

Женат?

Инженер
Нет. Я да пожилая мать…

Гаджи
Добро, я дам распоряженье.

Инженер уходит, входит газетчик.

Газетчик
Мое почтение, Гаджи.
Отец! Радетель! Свет моих очей!
Пришел почтить твой славный юбилей!
Живи сто лет, содействуя прогрессу!
Твой светлый лик украсит нашу прессу!

Гаджи (раздраженно)
Оставь свои пустые изъявленья!
Я сам не знаю толком дня рожденья.
И где же ты узнал и раскопал?
А может, пальцем в небо ты попал?
Не юбилеем славен человек,
А тем, как прожил на земле свой век…
Ты порох, вижу, попусту потратил,
В убытке твой окажется издатель…

Газетчик, сконфуженный, уходит.

КАРТИНА 4
Дача Гаджи Зейналабдина. Гасан бек Зардаби, Нариман Нариманов
и Гаджи беседуют.

Гаджи
Мне по душе ваш благородный план:
Должны учиться дети мусульман.
Я против упраздненья школ духовных,
Но нет резона не открыть нам школ и новых.

Нариман
Тебе мы благодарны от души
За пониманье, дорогой Гаджи!
Достойных века не имеем школ.
А дети учатся в домах у мллл,
А там, прости, своя рука владыка,
Их бьют, ругают, вот в чем закавыка.
В духовных школах учим мы детей,
В которых – оскорбленья, розги, брань.
Гоняют, словно слуг, их в магазин,
Одно купи, другое принеси.

Гасан бек Зардаби
Когда затменье – лупим в казаны,
Пытаясь убыстрить полет луны...
Боимся джиннов, духов и шайтана,
Гадаем по писаньям неустанно,
Чем тешатся сородичи мои?
Бараньи, петушиные бои,
Иль действа об имамах убиенных,
Иль губят время в скорбных песнопеньях,
В какой я закуток ни загляну,
Народ мой у невежества в плену!

Гаджи
Родную речь нам возродить пора,
Тогда и в школу хлынет детвора...
Арабский знать, французский знать – не худо,
Но есть у нас родной язык покуда...

Нариман
А что до веры, поднятой на щит,
Она сплотит, она же разобщит…

Гасан бек Зардаби
Учитель должен быть кристально чистым,
Служителем народа бескорыстным.

Гаджи
Народ без просвещенья – темнота,
Но и другая есть у нас беда.
Специалисты наши не у дел.
Учились за границею, в Стамбуле,
А как в края родные повернули,
Познали безработного удел…

Гасан бек Зардаби
Они пришлись у нас не ко двору…
А бекский сын гуляет на пиру.
Нам надо сеять знанья семена,
А всходам новым ласка ведь нужна…
«Лейли-Меджнун» мы знаем назубок.
Их горький жребий – драма и урок.
Пускай сыны и дочери земли
Сойдутся как Меджнун с Лейли.
Познают счастье сбывшейся мечты,
Вкушая просвещения плоды,
Лейли как врач, Меджнун
как инженер…

Нариман
… И у Гаджи послужат, например…

Гаджи
За мной не станет дело… хоть сейчас.

Гасан бек Зардаби
Тогда и девочкам за парты – в самый раз…

Нариман
Построить школу…
Обеспечить классы…
Тогда, Гаджи, выкладывай запасы…

Гаджи
Я никогда не трясся над мошной,
Когда не трачу, я и сам не свой…

Гасан бек Зардаби
Мы утомили вас, Гаджи, пожалуй,
Мир – дому, и спасибо аксакалу,
И с разрешенья вашего пойдем.

Гаджи
Для вас всегда открыты мои двери.

Они прощаются. Гости уходят. Гаджи один, в раздумье.

Гимназия женская…сказал Гасанбек…
И Дума не станет чинить нам помех,
Когда мы получим согласье царя.
Мы дело затеяли, может, не зря.
Что девушки наши? Сидят взаперти,
И чахнут без белого света цветы…
И что они видят? Поминки и той1,
И больше отдушины нет никакой.
А мир колобродит, бушует. Попробуй
Угнаться за резво бегущей Европой.

А девушки наши, подобные лани,
Томятся доныне в домашнем капкане.
Пускай же глотнут они света, свободы,
Постигнут науки и знанья щедроты!
И с ними кровинка, душа моя Сара,
И чем она детям заморским не пара?!..

Свет гаснет. Занавес.

КАРТИНА 5
Гаджи прибывает в школу. Здоровается с директором школы Ханифой-ханум.

Ханифа-ханум
Добро пожаловать.

Гаджи
Пришел я к вам с подарком, дорогие!
Дарю я вам писания благие…

(Передает книги Ханифе-ханум.)

На свете много достославных книг,
Коран священный – вот одна из них,
Внушающая нам: Аллах велик,
Завещана великим нам Пророком,
Служа потомкам праведным уроком.

Ханифа-ханум
Для полноты познаний и учебы
Нужны плоды России и Европы…

Гаджи
Да, да, согласен, светская наука,
Но все ж, важнее – воспитанье духа…

Моя мечта – увидеть дочерей –
Свободных граждан родины своей.

(Обращаясь к Ханифе-ханум)

Вы ни о чем не просите однако…

Ханифа-ханым
У нас все есть. Спасибо вам за благо.

Гаджи
А что в руках… что это за бумага?

Ханифа-ханум (смущенно)
Да девочки надумали… Прошение…
И просьбу облекли в стихотворение..
Я им твержу: родные, дорогие,
Такое не осилит и Тагиев…


Гаджи (улыбнувшись)
Труднее, чем гимназию открыть?
О чем же речь?

Ханифа-ханум (зачитывает письмо)
«Везде горят огни… как это?..
рампы,
Своих артистов поглядеть и нам бы,
Театра нет у нас. И очень грустно,
Нам не доступно дивное искусство.
Мы просим: уважаемый Гаджи.
Еще благое дело соверши.
Построй театр для родной столицы!
Мы будем благодарны: Ученицы».

Гаджи
Да я и сам подумывал об этом,
Спасибо детям. Помогли советом.
Найдутся средства… Прямо говорю,
Что за ценой любой не постою.
Но есть задача, что главнее прочих…
Где подыскать мне подходящих зодчих?

Ханифа-ханум
Но говорят, что ищущий обрящет…

Гаджи
Найдись такой, Гаджи его уважит!
Мне нужно время. Дело мне по нраву,
Театру – быть! И будет он на славу!

Свет гаснет. Звучит музыка из первой национальной оперы «Лейли и Меджнун» Узеира Гаджибекова.


КАРТИНА 6
Входят шотландец Вильям и сын Гаджи-Мохаммед.

Гаджи
Из Англии доставлены станки.
Благодарю вас, господин Вильям.

Вильям
Мое почтенье и поклоны вам,
Я очень тронут. Ваши земляки
Весьма радушны.

Гаджи
И великодушны. Таков закон неписаный страны.

Вильям
Мне по душе пришелся Абшерон,
Суровые старинные твердыни.

Гаджи
Они – общенародные святыни.

Вильям
И женщины скрывают пол-лица,
Исполненные скромности и тайны.
Меня очаровали Мардакяны,
Седые храмы, щедрая лоза…

Гаджи
Есть у меня задумка, друг Вильям,
Вы б подыскали инженера нам
По водным, оросительным делам.
Баку давно нуждается в воде,
Да и не только. Сушь у нас везде.

Мохаммед
Приходится прокипятить сначала,
А после охлаждать и пить.
Пока, глядишь, по трубам добежала,
Успела всякой мути накопить.

Гаджи
Недолго подхватить в столице хвори,
Сравняется в цене с бензином вскоре…

Мохаммед
У нас в горах кристальные ключи…
Пей – не напьешься, хворобу лечи…

Гаджи
На севере, под кручами Шахдага,
Струится вниз целительная влага,
И если повернуть потоки к югу,
Шахдаг к Баку протянет свою руку.

Вильям
Прекрасная идея! Чем могу
Ее осуществленью помогу!

Мохамомед с Вильямом и уходят. Появляется Сона, она выглядит расстроенной.

Гаджи
Сона, в глазах твоих сквозит печаль,
На солнце тьма накинула ли шаль?

Сона
Ты знаешь, мне приснился странный сон.
Я к роднику несу твою рубашку.
Прополоскать. Тропинка по овражку.
Тут чудище взошло из-под земли,
К воде, разинув пасть! Всю выдул воду!
Пить захотелось чертову уроду!
Аллах, на злыдня кару ниспошли!

Гаджи
Я не горазд в истолкованье снов,
То, может, знак Создателя миров…
А чудища и нежить – небылицы,
Которым только в памяти пылиться.

Сона
Мечтаю я о водах Гудйалчая…
Они смягчали пряди мне, лаская…

Гаджи
А я вот реку за косы схвачу
И в мардакянский сад приволочу…
Ты вспомни – вот Фархад ради Ширин
Киркой пробил арык среди стремнин…

Сона
В твои года не быть уже Фархадом…

Гаджи
Но мы с Фархадом как-нибудь поладим.
И прибежит с подножия Шахдага
На Абшерон живительная влага…

КАРТИНА 7
Входит Мохамед.Сев с отцом в саду под деревом, заводит разговор. Сын в форме офицера.

Мохаммед
Отец…Есть слово у меня к тебе,
Товарищи просили передать…
Отец твой, мол, радетель голытьбе,
И дел благих его не сосчитать.
У нас тюрьма на Наргине, ты знаешь,
Преступников там гнобят, как хотят.
Труд каторжный. И топят, как котят…
Не докричаться… Небо проклинаешь…
Я это говорю тебе к тому…
Построй для горемык в Баку тюрьму…

Гаджи
Тюрьму? Ну нет! Уволь меня, уволь!
Не по душе подобная мне роль,
Вернись-ка в Ленкорань, в свой гарнизон,
Не знаю, есть ли в блажи сей резон…
Задумывается.
Мне вспомнилась дочь хана Натеван,
Она дошла до северной столицы,
Чтоб встречи с императором добиться.
Просить за брата, что попал в капкан…

Мохаммед
Помиловать просила у царя,
Не скажешь, что усердствовала зря…
«Простить не волен брата твоего.
Закон превыше, госпожа, всего…
Была б у вас темница в Карабахе…
Велел бы там отсиживать свой срок…»

Гаджи
«Нет, – так построим…» думая о благе
Осужденного брата – все ж в Шуше
Земля родная… и милей душе, –
Она тюрьму воздвигла за полгода
На высоте орлиного полета…

Мохаммед
И, благо, царь исполнил обещанье,
Что обронил в столице на прощанье,
И узника в Шушу перевели,
И горести чужбины отлегли,
В окно тюрьмы глядела Хан-гызы
Теперь с биноклем долгие часы…

Гаджи
Похвально поступила Натаван!

Мохаммед
Смягчи же участь грешных мусульман!

Гаджи
Ну, что ж, довел ты дело до ума…

Мохаммед
Из мельницы… не вышла бы тюрьма?..

Обнимаются на прощанье. Входит Сона.


КАРТИНА 8

Когда сцена освещается, нам предстает Гаджи, поливающий водой цветы. Появляется встревоженный Друг. Потупив голову, подходит, обнимает Гаджи, показывает конверт в руке.

Друг
Да отсохнут руки мои!
Твое горе – муки мои!
Да отсохнет мой язык!
Мохаммеда нет, ай… языг!


Гаджи, побелев лицом, с криком: «Сын мой!», вырывает конверт, прижимает к груди.

Гаджи
Как так? Я сына потерял?
Не верю!
Чем горе горькое измерю?

Теряя равновесие, падает на руки Друга, тот укладывает его на землю, на голоса прибегают Сона и Сара, увидев происходящее, припадают к Гаджи.

Сона (Другу Гаджи)
Ну что стряслось? Какое же несчастье?

Друг
И духу нет, и мочи нет сказаться…
Минувшей ночью…
умер Мохаммед…
Угас ваш сын… Угас во цвете лет…

Сона и Сара, убиваясь.

Сона (с плачем)
Сыночек…

Сара (с криком)
Брат мой…

(Свет гаснет).

КАРТИНА 9

Сад Гаджи. Он исхудал, осунулся, подавлен. В руках у него развернутая газета. Беседует с Сарой за чаем.

Гаджи
…Они несут нам «новую культуру»…
И вот, изволь: Гаджи – в карикатуру!..

Сара смотрит на газетную карикатуру, качая головой.

Сара (с горечью)
Тут власти подсюсюкала газета:
Смотри, что пишут: песенка, мол, спета.

Гаджи
Теперь пришелся я не ко двору…
И «классовым врагом», видать, помру…

Сара
Уж постарался карикатурист…
Наверно, не один испортил лист…

Гаджи
Гаджи – «верблюда» взяли за узду
И усадили в собственном саду.

Сара
А помнишь англичанина Вильяма?
Писал тебе … и чтил завет ислама.

Гаджи
Там изваяли, говорят, скульптуру,
А здесь … состряпали карикатуру.

Сара
И кто кого сегодня воспевает!..

Гаджи
И кто кого сегодня отпевает!..
Сара обнимает отца, потом идет к самовару, приносит чай.

КАРТИНА 10

Дача Гаджи в Мардакянах, входит Нариман Нариманов, направляется к Гаджи.

Гаджи
Кого я вижу! Милости прошу!
Явился наконец-то, в кои веки…
Иль вспять, быть может,
повернулись реки?

Нариман
Гаджи, прости, такие времена…
По горло дел. Затюкали меня…

Гаджи
Ну ладно… Ты присядь и расскажи,
Как там живут державные мужи?

Нариман
Дела такие… Здесь кругом аврал…
Товарищ Ленин телеграмму дал,
Перебираюсь я в Москву. Приказ.
На повышенье выдвинули нас…
Пришел проститься я с тобой, Гаджи.
Прошу: держись. Здоровьем дорожи…

Гаджи
Да ты постой! И не гони коней!
окликает Сару
Дочурка! Шевелись! Да поживей!
Немного посидим, поговорим,
Соскучился я по речам твоим…
Не можешь ли Москву свою оставить?
Кому тогда республикою править?..

Нариман
Мы сами править, друг мой, не вольны,
Верхи вершат и судьбами страны…
Надеюсь, пониманье там найду,
Напасти от народа отведу.
Довольно шаумянам править бал,
От подковерных распрей я устал.

Гаджи
Я вот служил народу с сердцем чистым,
Ваш вождь меня клеймит капиталистом…

Нариман
Поверь, назвал с подачи коммунара,
Который был дашнакского навара.

Гаджи
Но если верят шептунам вожди,
Тогда, народ, хорошего не жди.
Капиталистом обозвал меня.

Нариман
С Россией надо об руку идти,
Иначе тьмы крючков не обойти,
В Союзе будет выкарабкаться легче,
Республика, глядишь, расправит плечи,
И будет крепко на ногах стоять,
А там о большем можно помечтать…
Чем больше хлеба
В закромах народных,
Тем меньше будет сирых и голодных…

Гаджи (колеблясь)
Хочу сказать я слово не в обиду…
Не обессудь, без экивоков ложных
Скажу. Ты помнишь, в золоченых ножнах
Был меч – подарок тестя моего,
Тогда просил ты уступить его,
И командарму красных преподнес,
За доблести какие? Вот вопрос…

Нариман
Прости, Гаджи. Ефремова считать
Захватчиком, пожалуй, будет слишком.
Он был приказ обязан выполнять.
Приказ-то исходил от Ильича…
А в нем надежда бедного народа.
Не осуждай солдата сгоряча…

Гаджи
Не по душе мне новая «погода»…
Я слышал: поменяют алфавит…
Затею эту как остановить?
У нас в Тебризе, за кордоном братья,
К которым простираем мы объятья,
И так нас разобщили, развели,
А тут еще и грамоту дели…
(Пауза)
Еще прошу, ты Ленину заметь:
Что церкви зла не причинит мечеть…

Нариман
Гаджи, для Ленина мы все равны,
Как граждане одной большой страны,
Какой прок всех по вере разделять?..

Гаджи
Тебя я не хотел бы утомлять,
Но напоследок молвить не премину,
Пожалуйста, смягчись к Мамед Эмину1.
Он сын ахунда, с праведной душой,
Поборникам свободы не чужой.

Нариман
В Лахиче, говорят, на лоне гор,
Живет, обвил себя он в триколор.
С заветною несбывшейся мечтой,
Обиженный неласковой судьбой…


Гаджи
Хоть кто бы, кто бы справился о нем,
Куда пришли мы?
и куда идем…
Прощай, мой друг. И доброго пути…

Прощается с Нариманом, обняв его. Сара по обычаю выплескивает воду вслед уходящему.

Гаджи (про себя)
Какие грозы ждут нас впереди?..

КАРТИНА 11

Над воротами подворья текстильной фабрики Г.З.Тагиева вывешена доска с надписью: «Комбинат им. В.И.Ленина».«Красный» Ахунд в кожанке и фуражке чекиста у конторы встречает Друга Гаджи.

Друг
Ахунд, глазам не верю!
Что за вид?
Тебя сменили, как и алфавит?
Красный Ахунд
Ты про «ахунда» напрочь позабудь!
Ослеп ты, что ли? Изменился путь.

Друг
Нос по ветру решил ты повернуть…

Красный Ахунд
Ты свой язык, голубчик, придержи,
Припомни участь твоего Гаджи.
Молился я аллаху и царю,
Теперь Аллах мой – Ленин, говорю.
(Пауза)
Пока не поздно, брось
с Гаджи водиться.
Тебе, поверь, совет мой пригодится.
С Гаджи все ясно, упекут в Сибирь.
Раскрой глаза. И уши растопырь!
А род его, наследники, со страху
Начнут молиться новому Аллаху…

(Друг Гаджи негодующе устремляется на оборотня)

Друг
Да что ты мелешь, шкурник, горлопан?

Красный Ахунд
Гаджи спасает только Нариман.

Друг
Ты спятил, что ли? Подлая змея!
Я душу выну мигом из тебя!

(В этот момент подбегает Гочи Хандадаш, слышавший их перебранку, и хватает Красного Ахунда за горло, тот пытается вырваться, кричит. Появляется комендант в сопровождении солдат – армян, они вырывают «Ахунда» из рук разъяренного Хандадаша, а на руки последнего надевают наручники. Комендант гневно смотрит на гочи).

Комендант (с издевкой)
Молодец против овец,
А на молодца и сам овца…
Да на тебе нет лица!
Ты, говорят, служил Гаджи?
Теперь на нарах полежи!

Солдаты, задержавшие Друга Гаджи, подходят к коменданту.

1 Солдат
А как быть с этим, командир?

Комендант
Карманы все попотроши,
«Катись колбаской!» – прикажи.

(Красный Ахунд подходит к армянскому офицеру, показывая на Друга Гаджи)
Красный Ахунд
Может, этого вы тоже…

Армянин – офицер
Улов у нас уж есть, похоже…

КАРТИНА 12

Гаджи завершает молитву-намаз, выпрямившись, подходит к окну в глубоком раздумье.

Гаджи
Я – никто без никого,
уповать мне на кого?
Кому некто, кому кто-то,
одиноким каково?..
Сара, услышав голос отца, входит в комнату.

Сара
Что ты сетуешь, отец мой,
одиночество кляня?
Разве ты один на свете?
или ты забыл меня?

Гаджи
Ах, дочурка… Просто вспомнил
очень старые стихи.
Были славные поэты…
Мудрецы и мастаки,
Самовар кипит, похоже,
Ну-ка сбегай, погляди.

Сара
Побегу. А ты немного
посиди, и не грусти.
Сбегает по крыльцу во двор.

Гаджи
Похоже, жизнь к закату подошла…
Сгорит огонь. Останется зола…
Но есть еще нетленные дела.
И есть добро, хоть и немало зла…
Я поверял отцом своим шаги…
Трудяга был башмачник мой Таги…
Я не ленился на своем веку,
И стены клал. Построить дом смогу…
Сажал свой сад. И собирал плоды,
И посылал дары для бедноты,
Всем помогал, чем мог,
насколько мог.
Сойдет на нет отпущенный мне срок.
Тогда черед уйти на упокой,
Готовиться в дорогу, в мир иной.
Уйду я со спокойною душой,
И кану в нескончаемую ночь.
Одна тревога: как-то будет дочь…

Гаджи обращает взор в сторону Киблэ.

Создатель, яви свою милость, молю,
Спаси от недуга супругу мою.
Мой ангел-хранитель на свете она,
Заботник-печальник родная Сона.
Не дай пережить мне подругу мою,
О том на закате жизни молю.
Готов я расстаться с единой душой,
Надеюсь, я не был народу чужой…
И если помянут потомки добром,
Останусь незримо я в мире земном,
Девятый, десятый ли я разменял?
Не знаю, годам я и счет потерял…
Склонись надо мною, родимая тень!
О мать моя! В зимний и пасмурный день
На свет я родился… Был снегом одет
Ты говорила, Ичери-шехер.
Спасибо за этот ниспосланный дар,
Отцу был слугою, и деду подмогой,
И шел я завещанной ими дорогой.
Когда посетил мир – не ведал о том,
Когда мир покину – не знать им о том…

(Состояние Гаджи ухудшается. Неверными шагами добравшись до кровати, он ложится, смежает глаза.Доносится его шепот)

… И плоть обратится в безжизненный прах…
На саван припас я, прости, о Аллах,
Из бязи, что ткали ткачихи мои…
Создатель, помилуй… благослови…
Пускай в Мардакянах последний приют
Устроят… и скромно земле предадут.


Последние слова Гаджи произносит по-арабски, это мусульманское изречение из священного Корана: «Воистину нет Бога кроме Аллаха…»
Сара, внеся чай на подносе и увидев отца, безжизненно лежащего на кровати, от потрясения роняет поднос. Подбежав, целует отца в смеженные глаза. С плачем выбегает во двор, кричит, повторяя услышанные от отца стихи.

Сара
Я – никто без никого,
уповать мне на кого?
Кому некто, кому кто-то,
одинокой каково?..

На крик сбегаются люди. Свет постепенно убывает и гаснет.

ЭПИЛОГ

Доносится голос автора.
Течет в Баку шолларская вода
Почти уж век потоком родниковым.
Наследие великого труда
Радетеля со жребием суровым.
И правнучки давнишних гимназисток
Взялись за скальпель, кисть или перо,
И в их глазах, счастливых и лучистых,
Тагиева бессмертное добро.
В Театре музкомедии аншлаг,
Звучат аккорды и бушуют струны,
Здесь помнят стены самый первый шаг
На сцену выходившего Меджнуна.

А рядом – Дом, истории музей,
Хранящий летопись страны огней,
Пронесший через времена лихие
Фамилию хозяина: Тагиев.
Шагают в море вышки нефтяные,
Республика вершит бессонный труд,
Влюбленные потомки молодые
По улице Тагиева идут…


                                     Перевод Сиявуша МАМЕДЗАДЕ